Курсы валют
USD: 65,56 RUB
EUR: 75,92 RUB


“Мы ничему не научились” – инвестор-миллиардер Стэнли Друкенмиллер говорит, что следующий финансовый кризис, возможно, будет хуже прежнего, и объясняет, как он может произойти

Инвестор-миллиардер Стэнли Друкенмиллер, который ранее управлял деньгами Джорджа Сороса, затем управлял собственным хедж-фондом, а теперь руководит семейным офисом, говорит, что к настоящему моменту созрели все условия для финансового кризиса, который может оказаться таким масштабным, что прошлый кризис померкнет на его фоне.

В эксклюзивном интервью RealVision, которое посмотрел Business Insider, Друкенмиллер рассказывает о том, что, по его мнению, может привести к следующему кризису.

Друкенмиллер также касается широкого круга других тем, а именно: влияния на рынки со стороны пассивного инвестирования, Федерального резерва, торговой войны и различных инвестиционных философий.
Стэнли Друкенмиллер сказал, что период исторически низких процентных ставок подошел к концу.

По его мнению, эти ставки заразили финансовые рынки и привели к непомерному росту долгов. Более всего он беспокоится о том, что неизбежно наступит час расплаты, поскольку глобальные центральные банки делают заимствования более дорогими.

Об этом инвестор-миллиардер заявил во время своего недавнего интервью RealVision.com. В качестве интервьюера выступил Кирилл Соколов, основатель и управляющий 13D Global Strategy & Research.

Бывший ведущий менеджер Quantum Fund Джорджа Сороса, Друкенмиллер, позднее управлял $12 млрд., будучи председателем и президентом компании Duquesne Capital Management. Теперь он управляет своими деньгами посредством семейного офиса.

Главный посыл Друкенмиллера заключается в том, что после десяти лет мягких условий на рынках кредитования глобальные инвесторы испытают шок от более жестких монетарных условий. Как только бесконечные поставки дешевых денег, которые наводнили глобальные рынки, начнут иссякать, коллапс рынков станет вопросом времени.

“Теперь, когда денежно-кредитная политика ужесточается, мы находимся на той стадии цикла, когда взрываются бомбы”, — сказал Друкенмиллер Соколову. “Мое предположение заключается в том, что один из таких раундов повышений ставок — я не знаю, какой из них — может спровоцировать это”.

Что Друкенмиллер знает наверняка, так это то, что процесс сокращения ликвидности запустит кризис. Его слова отражают настроения экспертов Уолл-стрит, которые говорят о том же уже в течение нескольких месяцев, при этом общая идея заключается в том, что рынки устремятся вниз, как только денежный поток, к которому инвесторы очень сильно привыкли, начнет уменьшаться.

Друкенмиллер утверждает, что в случае наступления глобального финансового кризиса самый большой удар может прийтись по развивающимся рынкам. По ходу текущего цикла “не было более отъявленного реципиента бесплатных денег”, чем развивающиеся рынки, он уже видит “возможное заражение”, которое может распространиться и на развитые рынки.

“Это будет сокращение ликвидности, которое вызывает все это”, — сказал Друкенмиллер. “И, честно говоря, это все уже сработало на развивающихся рынках. И это то, откуда это все всегда начинается”.

В конечном счете, это токсичное сочетание факторов может привести к глобальному кризису, по сравнению с которым кризис десятилетней давности померкнет на его фоне, говорит Друкенмиллер. В конце концов, прошлый кризис случился из-за чрезмерно рискованного поведения инвесторов и из-за неустойчиво большого размера левериджа. И теперь, как мы знаем, зловеще схожие условия сложились сегодня.

“Интуитивно, вы можете прийти к выводу, что у нас будет финансовый кризис, который окажется более масштабным, чем прежний, потому что все, что они сделали – это утроили свои усилия, направленные на ухудшение всего того, что, на мой взгляд, и привело к предыдущему кризису”, — сказал он. “Кажется, мы что-то выносили из каждого кризиса, но из последнего мы ничему не научились”.

Если вы думаете над тем, чтобы проигнорировать предупреждения Друкенмиллера, учтите его почти беспрецедентный послужной список за последние 30 лет. В течение этого периода он преумножал деньги в среднем на 30% в год, и у него ни разу не было года в минус. Из 120 кварталов только в пяти он показывал убытки.

Так что действуйте против Друкенмиллера на свой страх и риск. В то же время, наслаждайтесь некоторыми отрывками из остальной части его продолжительного разговора с Соколовым:

Почему этот год оказался для него тяжелым по его стандартам

“Я — может быть, потому, что у меня медвежий уклон – набросал для себя что-то типа сценария, согласно которому первая половина года будет нормальной, но затем к июлю-августу вы начнете делать поправку на сокращение баланса. Я просто не видел, как эти темпы изменения баланса не будут проблемой для рынков акций, что должно было найти отражение в коэффициентах P/E”.

“Мы находимся на пике валюаций по любым метрикам, на какие бы вы не посмотрели, если не брать в учет процентные ставки. И, по крайней мере, в течение двух или трех месяцев я очень ошибался”.

Почему алгоритмы очень сильно мешают ему

“Эти алгоритмы покончили с цикличностью на рынках и стали очень запутывать меня. И когда вы забираете ценовые движения на новостях у тех, кто использовал новости в качестве ориентира о движении цен как свой основной дисциплинарный инструмент в течение 35 лет, то становится сложно, очень сложно. Я не знаю, к чему все это может привести”.

“Многие из этих алгоритмов, по-видимому, построены на моделях, использующих стандартные отклонения. Поэтому, когда вы думаете, что вы должны навалиться и увеличить позицию, их модели, должно быть, говорят им, что вы находитесь в трех стандартных отклонениях от того, где вам полагается быть. Они приходят с этими широко распространёнными программами, которые идут против начала тренда”.

Что бы он сделал, если бы руководил Федрезервом

“Я бы повышал ставки на каждом заседании так долго, насколько было бы возможно. И в тот момент, когда возникли бы серьезные нарушения работы рынков, я бы отступил”.

“У нас есть эта огромная долговая проблема. Если мы не нормализуем политику, эта проблема лишь вырастет в размере, и последствия будут еще более разрушительными. И, к сожалению, нам предстоит иметь дело с гораздо большей проблемой, чем она могла бы быть, если бы мы нормализовали политику четыре или пять лет назад”.

Почему подход Трампа к торговле ошибочен

“Вероятно, самая разрушительная вещь, которую Трамп сделал в мировой торговой системе, — это дал понять, насколько мощным оружием является банковская система США и насколько мощными являются санкции”.

“Да, вы должны использовать это оружие время от времени, но, когда вы начинаете просто стрелять во все стороны, а теперь вы стреляете в Канаду, в Европу, здесь и там, это очень сильно отличается от стрельбы по Ирану или России”.

“Он похож на маленького ребенка, который нашел водяной пистолет, и он просто бегает с ним повсюду. И самая большая опасность, которую я вижу, — это потерять доверие в то, что Америка – это хорошо”.

www.businessinsider.com/stanley-druckenmiller-next-financial-crisis-scenario-could-be-bigger-than-last-2018-9

0 комментариев

Оставить комментарий