Джон Мейнард Кейнс написал однажды: “Практичные люди, считающие себя совершенно не подверженными никакому интеллектуальному влиянию, обычно оказываются рабами какого-нибудь умершего экономиста.”

Более верных слов и придумать сложно, однако, если вы захотите освежить цитату Кейнса применительно к сегодняшним условиям, вам следует начать ее с “практичных женщин,” чтобы учесть в этом высказывании Председателя Федрезерва Джанет Йеллен. “Умершим экономистом” в таком случае будет значиться изобретатель Кривой Филлипса Уильям Филлипс, отошедший в мир иной в 1975 году.

Если описать в простых терминах, то Кривая Филлипса – это модель, основанная на одном уравнении, которая описывает обратное отношение между инфляцией и уровнем безработицы. Если безработица уменьшается, то инфляция растет, и наоборот. Это уравнение было впервые явлено миру в академическом журнале в 1958 году, и оно рассматривалось как полезный инструмент в монетарной политике в 1960-х и начале 1970-х годов.

Но к середине 1970-х Кривая Филлипса перестала работать. В США наблюдалась большая безработица и высокая инфляция в одно и то же время. Иногда такую ситуацию называют “стагфляцией.” Милтон Фридман высказал идею, что Кривая Филлипса может работать только на непродолжительных промежутках времени, потому что в долгосрочной перспективе инфляция всегда определяется монетарным предложением.

Экономисты начали видоизменять оригинальное уравнение, добавляя в него различные факторы, которые имели не эмпирическую природу, а были сами результатами других моделей. В результате вместо уравнения получилась путаница моделей, основанных на моделях, которые не имели ни малейшего отношения к действительности. К началу 1980-х Кривая Филлипса никем не воспринималась всерьез, даже академиками, и она оказалась похороненной раз и навсегда. RIP.

Но подобно зомби из сериала “Ходячие мертвецы” Кривая Филлипса вновь вернулась!

И человек, который сделал главную работу по оживлению этого мертвеца, оказался никем иным, как Джанет Йеллен, которая является либеральным экономистом, специализирующимся на экономике труда, и которая по совпадению занимает теперь пост Председателя Федрезерва.

Уровень безработицы в США сейчас равен 4,3%, и это самое низкое значение с начала 2000 годов. Йеллен полагает, что в таких условиях должна возникнуть инфляция, так как недостаточное предложение на рынке труда приведет к росту зарплат, в результате чего экономика приблизится к пределам реального роста. Йеллен также согласна с Фридманом в том, что монетарная политика работает с временным лагом.

Если вы верите в то, что вскоре случится инфляция, и в то, что монетарная политика работает с лагом, то вам следует повышать процентные ставки прямо сейчас, чтобы сохранить контроль над ростом цен. Именно это Йеллен и ее коллеги делают в настоящее время.

Однако давайте вернемся в реальный мир, в котором все указывает не на приближение инфляции, а на приближение дефляции. Нефтяные цены падают, среднесрочные процентные ставки снижаются, участие в рабочей силе сокращается, демография располагает к сбережениям, а не к тратам, а логистика и цепочки поставок таких гигантов, как Wal-Mart и Amazon, душат рост цен, где бы он не возникал.

Даже традиционные сектора, в которых ранее наблюдалась высокая инфляция, такие как высшее образование и здравоохранение, и те охлаждаются в последнее время.

Йеллен и небольшая группа руководителей Феда, включая Билла Дадли и Стэна Фишера, продолжают всем видом показывать, что намерены и дальше повышать ставки в этом году. Оппозиция, выступающая за то, чтобы в этом году ставки остались на текущем уровне, растет, и в рядах этой оппозиции числятся Нил Кашкари, Лейл Брейнард и Чарльз Эванс.

Их интеллектуальная схватка вскоре достигнет своего апогея.

Во-первых, облигации растут в цене, потому что рынки ожидают рецессию или замедление экономики в результате неоправданного ужесточения политики Федрезервом. И тут я вспоминаю Билла Гросса…

Практически каждый инвестор слышал о Билле Гроссе. В течение нескольких десятилетий он возглавлял фонд PIMCO, являющийся самым большим облигационным фондом. Он специализировался на долге американского казначейства…

Фонд PIMCO всегда был “тяжеловесом” на облигационном рынке. В 1980-х и в 1990-х годах я работал в качестве главного кредитного специалиста в одном из крупнейших первичных дилеров, которые напрямую заключают сделки с торговым деском Федерального Резерва, осуществляющим операции на открытом рынке.

Фонд PIMCO имел выделенные линии и выделенную команду специалистов в нашей фирме. Когда этот фонд продавал или покупал облигации, рынок приходил в движение. Каждый первичный дилер хотел получить заявку от этого фонда.

Гросс стал известен благодаря своему умению показывать доходность, значительно превышающую рост облигационных индексов. Его успех заключался в правильно выбранном тайминге. Если вы продаете бонды накануне роста процентных ставок, и покупаете их, когда Федрезерв готовится понизить ставки, то вы можете получить не только купон и полный возврат затраченных вами средств в момент погашения этих облигаций, но и большие прибыли от изменения цен этих долговых инструментов.

Теперь Гросс выступает с одним из самых своих серьезных предупреждений. Он говорит, что уровень рыночного риска теперь выше, чем когда-либо с момента, предваряющего панику 2008 года. Гросс говорит, что все может повториться вновь, и скоро.

Никто не умеет читать рынок лучше, чем Билл Гросс. А значит, когда он выступает с предупреждением, инвесторам стоит обратить на это внимание.

Рынок акций дает противоположный сигнал. Акции растут, потому что рынки интерпретируют повышение ставок Федрезервом как сигнал о том, что экономика набирает силу.

Оба эти рынка не могут быть правы одновременно. Либо акциям, либо облигациям предстоит упасть в недалеком будущем.

Золото наблюдает и ждет, то снижаясь, испугавшись дефляции, то устремляясь вверх, решив, что Федрезерв будет вынужден развернуть свой курс, как только экономика заметно замедлится.

Мои модели показывают, что облигации, Билл Гросс и золото правильно оценивают ситуацию, а акции ждет обвал.

Коррекция на рынке акций не случится прямо сейчас, потому что Федрезерв все еще находится в режиме заговаривания ставок вверх и полагает, что дизинфляция – это временное явление.

Но даже Джанет Йеллен не может игнорировать реальность слишком долго. Прогнозы ФРБ Атланты по росту ВВП во втором квартале снизились с майских 4,3% до 3,4% по состоянию на 2 июня и до 2,9% по состоянию на 15 июня.

Сегодня этот банк выпустил свой последний прогноз по росту ВВП, который остался неизменным с 15 июня, то есть, по мнению ФРБ Атланты, экономика Америки вырастет во втором квартале на 2,9% из расчета за год.

Но есть нечто, что замедляет рост экономики, и это нечто – повышение ставок Федрезервом.

К августу даже сам Федрезерв получит послание. Но может так статься, что к тому моменту время исправлять ситуацию будет упущено. Если рост экономики США во втором квартале составит 2,5%, то в совокупности со значением этого показателя за первый квартал на уровне 1,2% прирост ВВП Америки во первом полугодии будет равен 1,85% из расчета за год.

И это даже меньше роста ВВП в 2%, который считается слабым в текущем цикле восстановления, стартовавшего в июне 2009 года. В таких условиях инфляция не рождается.

Необдуманная политика Феда не должна никого удивлять.

Федеральный Резерв делал почти все неправильно по крайней мере в последние 20 лет, а то и дольше. Федрезерв организовал бэйл-аут Long-Term Capital Management в 1998 году, хотя по делу этому фонду следовало бы дать обанкротиться, чтобы Уолл Стрит услышал предупреждение.

Вместо этого мы увидели, что пузыри стали еще больше, в результате чего случился катастрофический коллапс 2008 года. Гринспен удерживал низкие ставки слишком долго с 2002 по 2006 год, и все это привело к надуванию пузыря в секторе недвижимости и последующему его коллапсу.

Бернанке проводил “эксперимент” (как он сам выражался) с количественным смягчением с 2008 по 2013 год, и этот эксперимент не привел к ожидаемому росту экономики, но он надул новые пузыри в акциях и в облигациях развивающихся рынков.

И теперь Йеллен повышает ставки в условиях слабеющей экономики, и ее действия, вероятно, приведут к рецессии, как это произошло в 1937 году, когда Федрезерв также решил поднять ставки на фоне низких темпов экономического роста.

Почему Федрезерв совершил это череду ошибок?

Ответ заключается в том, что он использует устаревшие и дефективные модели, такие как Кривая Филлипса, и так называемую политику “эффекта богатства.” Ничего из этого не ново; я говорю об этом годами в моих книгах, интервью и выступлениях.

Новизна заключается в том, что теперь даже мейнстрим-медиа начинают замечать, что что-то идет не так. Руководители Федрезерва были представлены как шарлатаны, как профессора из Страны Оз.

Последняя ошибка Федрезерва приведет к тому, что еще до сентября его политика смягчится в форме сигналов рынкам о том, что повышений ставок до конца года не предвидится.

Пришла пора покупать казначейские ноты и золото, а также выходить из акций в кэш. Возможно, Федрезерв последним узнает о наступлении дефляции, но, когда он узнает об этом, его реакция может оказаться немедленной, и в этом случае рынки могут пережить потрясение.

Именно это и происходит, когда зомби вырываются на свободу.

Источник: dailyreckoning.com/fed-will-fail/

0 комментариев

Оставить комментарий